Какова роль ИПДО в мире с растущей прозрачностью?

Джонни Уэст из Open Oil говорит о роли ИПДО в мире.

Когда в 2002 года инициатива прозрачности в добывающих отраслях (ИПДО) только начинала свою работу, это была практически единственная организация такого рода. Уже существовал процесс Кимберли и еще несколько специализированных механизмов, но ничто не могло сравнится с ИПДО по ширине охвата и глобальности масштаба. Но теперь, когда прозрачность стала, как говорится, "мейнстримом", и уже существуют другие инициативы – как это все влияет на ИПДО? Более радикальный вариант этого вопроса, который иногда задают: если ли вообще для ИПДО место в мире, где действует Закон Додда — Франка и Европейские директивы? На этом поле уже становится тесновато!

Ответ – решительное да.

Данные + людей

Во-первых, у ИПДО есть уникальное позиционирование и широкая поддержка. Участники и сторонники ИПДО есть повсюду – от корпоративной штаб-квартирой в Техасе до активистов в дельте реки Нигер и до министерств в 40 странах. Потребовалось десятилетие, чтобы набрать этот социальный капитал. Это не всегда способствует плавности процесса принятия решений, но это позволяет ИПДО развиваться и адаптироваться к меняющейся повестке дня. ИПДО – это не просто набор данных, это данные плюс люди.

Во-вторых, когда речь идет о наборах данных, то важен не только объем или детализация. Конечно, европейские директивы в сфере прозрачности и бухгалтерского учета, а также Закон Додда — Франка могли бы в будущем дать более полный и детализированный набор данных, чем отчеты ИПДО. Но есть ключевые аспекты сферы применения, которые еще не до конца известны. Хотя акции некоторых русских и китайских энергетических компаний размещены на рынках Северной Америки и Европы, не ясно, будут ли новые требования к отчетности распространяться на них. Также эти компании могут пройти процедуру делистинга, чтобы скрыть свои активы. В более чем 20 странах, внедряющих ИПДО, существуют также национальные нефтяные компании, которые в настоящее время широко освещены в новом стандарте ИПДО, но от которых вряд ли будет требоваться строгое соответствие новым требованиям в странах ОЭСР.

В-третьих, в той парадигме открытых данных, которая сейчас популярна в международном пространстве, то, как взаимодействуют друг с другом данные ИПДО и других инициатив, вроде Open Government Partnership и Open Contracting, будет так же важно, как и само содержание – то есть сами данные. В этой новой реальности совершенно нормальным будет небольшой беспорядок, а небольшое перекрытие между данными различных инициатив будет практически неизбежно из-за темпов развития и роста числа участников. Вполне возможно, что инициатива Open Contracting в некоторых странах распространится до или же одновременно с ИПДО, где прозрачность контрактов прописана в новом стандарте. Или же Open Government добьется выпуска неких финансовых данных, которые уже покрывают данные ИПДО. Но в большом мире данных такие дублирования более не являются тем пугалом, которым их представляют в инициативах публичного финансирования, хотя за ними нужно следить и исправлять их.

"Сетевые" данные

В будущем перекрытие данных между ИПДО и другими инициативами будет иметь гораздо меньшее значение, если данные были предварительно объединены в "сеть", чтобы для конечного пользователя – общественности по всему миру – они представляли собой единый набор данных. Такие архитектурные вопросы, вроде стандартизации данных, интерактивного формата и открытых лицензий, будут представлять реальную ценность и станут не просто техническими деталями для кучки "ботаников".

Работа здесь только начинается. В некоторых случаях стандарты еще не существуют. Например, еще нет системы классификации, или таксономии, для потоков правительственных доходов от добывающей отрасли в общественном пользовании. В других случаях открытые стандарты только появляются, и мы должны их принять. Например, в случае доверительного управления Open Corporates создали конвенцию пространства имен, которая позволяет однозначно идентифицировать любую компанию в мире на основании записей в реестре государственных компаний. Благодаря интеграции в эту систему ИПДО может гарантировать, что все группы заинтересованных сторон, которые принимают стандарты о доверительном управлении, производят данные, которые можно объединять, связывать между собой и сравнивать. База данных контрактов, разработанная World Bank Institute, Revenue Watch Institute и Vale Columbia Center, может быть усовершенствована и переделана в естественное дополнение к имплементации прозрачности контрактов в любой группе заинтересованных сторон.

Но эти связи еще важнее на уровне политик. А ширина нового стандарта ИПДО предлагает больше возможностей для взаимодействия с важнейшими общественными вопросами.

Возьмем вопрос о субсидиях на топливо. Из всех вопросов, связанных с управлением природными ресурсами цены на топливо, пожалуй, вызывают самые ожесточенные политические дебаты во многих странах ИПДО. Топливные субсидии представляют собой кризис политик в более 40 странах по всему миру и стоят около 700 миллиардов долларов в год. Эту проблему пытаются решить все – от правительства до институтов Бреттон-Вудс и до активистов, беспокоящихся о воздействии на окружающую среду. В новых стандартах ИПДО содержится информация о выплатах национальных нефтяных компаний, которые, как правило, глубоко интегрированы в сложные пути материальных и денежных потоков в любой масштабной системе субсидирования, а следовательно, смогут внести свою лепту в обсуждение этого вопроса.

Еще пара примеров

Новые положения о публикации лицензий и кадастровой информации могут внести уникальный вклад в обсуждение общественных прав, предоставив гео-коды, чтобы показать, какое влияние кто испытывает и где именно. Таким образом, вопрос с доверительным управлением даст возможность группам заинтересованных сторон заняться проблемой корпоративного управления – проблемой, которая имеет особое значение для таких больших стран со средним уровнем доходов, как Бразилия и Мексика, которые сейчас находятся в списке охвата ИПДО и где существует крупный частный сектор.

Во всех трех вопросах – субсидии, общественные права, корпоративное управление – есть круг заинтересованных лиц во многих странах, которые отличаются друг от друга и которые стоят в стороне от тех, кто заинтересован исключительно прозрачностью и управлением. Новый стандарт теперь содержит общие моменты для всех них.

И здесь мы возвращаемся к позиционированию и социальному капиталу. В связи с этими широкими вопросами видно, что ИПДО – это международный стандарт, установленный правительством, но включающий в себя еще бизнес и гражданское общество. Другими словами, по самой своей структуре ИПДО является воплощением концепции устойчивого развития. Данные по этим и другим вопросам может добывать каждый – и люди этим занимаются. Но информация по таким чувствительным темам в ИПДО – это не просто очередной отчет. Это данные плюс люди.

В итоге растущий мир прозрачности и управления в большей степени является для ИПДО благоприятным фактором, чем угрозой – до тех пор, пока он сохраняет внешнюю направленность и активность в поиске связей.

Джонни Уэст является основателем OpenOil, берлинской консалтинговой компании, которая стремится улучшить результаты добывающей промышленности.